• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Кафедральный собор Святых Новомучеников и Исповедников Российских и Святителя Николая в г. Мюнхене

Русская Православная Церковь Заграницей

Молитва

Какъ солнце—светъ для тела, такъ молитва—для души.
Ибо нетъ ничего сильнее молитвы, нетъ ничего ей равнаго.
Главное в молитве – чувство к Богу из сердца.
Молитва есть бесѣда съ Богомъ.
Молитва - не то, что вопіютъ уста, но что движется въ сердце.
Молитва есть восхождение ума к Богу.
Молитва есть плод радости и благодарения.
Молитва есть защита от печали и уныния.
Молитва есть великое сокровище.
Молитва есть великое оружіе и огражденіе.
Молитва есть пристанище и безопасное убѣжище.
Молитва есть источникъ всякой добродетели и праведности.
Молитва дѣлаетъ невозможное возможнымъ.
Молитва дѣлаетъ  трудное удобнымъ.
Молитва дѣлаетъ стропотное гладкимъ.
Молитвы суть нервы души.
Великое благо — молитва.
Жизнь нашу молитвы скрепляютъ.
Чувство к Богу и без слов есть молитва.
Молитва есть жертва Богу.
Будемъ прилежны къ молитвѣ.
Похвала молитве – не одно количество, но и качество.
Съ постомъ надобно соединять молитву.

Итакъ не мимоходомъ слушайте слова о молитве.
Если желаешь молиться, то тебе нужен Бог, дарующий молитву молящемуся.

Молитва - беседа с Богом

 

Если желаешь молиться, то тебе нужен Бог, дарующий молитву молящемуся.

Воистину съ Богомъ беседуемъ мы во время молитвы.
Тому, кто съ Богомъ беседуетъ, нельзя не стать выше смерти и тленія.

Ты самъ — храмъ Божій, не ищи другаго мѣста для молитвы: нужно только молитвенное настроеніе ума и сердца.

Богъ - не человѣкъ, чтобъ идти къ Нему въ известное мѣсто. Онъ всегда и вездѣ близъ есть. Если желаешь о чемъ-либо просить человѣка, спрашиваешь, что онъ дѣлаетъ, занятъ чѣмъ, или отдыхаетъ. Идя къ Богу, ничего такого  развѣдывать  ненужно.  Гдѣ  ни  приступишь  къ Нему и не призовешь Его, слышитъ. Скажи: помилуй мя, — и Богъ уже близъ есть.

Надобно предоставить Творцу нашего естества опредѣленіе полезнаго для насъ, и то съ радостію и полнымъ удовольствіемъ принимать, что Онъ одобритъ, не на видимость случающагося смотря, а на то, что оно благоугодно Господу.

Если ты имѣешь умъ очищеннымъ отъ нечистыхъ страстей, то будь ты на торжищѣ, будь дома, будь въ дорогѣ, будь въ судилищѣ, будь на морѣ, будь въ мастерской, — и гдѣ ты ни будь, вездѣ призвавъ Бога, можешь улучить просимое.

Люди слышатъ только этотъ звуковый голосъ, а Богъ прежде его слышитъ то, что вопіется внутри. Почему возможно и безъ вопіянія быть услышану, и ходя по торжищу молиться умомъ со всѣмъ усердіемъ, и сидя съ друзьями, или другое что дѣлая воплемъ крѣпкимъ призывать Бога,—внутреннимъ, разумѣю,—не дѣлая сего явнымъ никому изъ присущихъ.

Въ церковь ходить не всякому удобно, а молиться всякому и вездѣ можно. Ибо въ молитвѣ требуется не столько гласъ молитвенный, сколько мысль, къ Богу обращенная, не столько рукъ воздѣяніе, сколько души горѣ устремленіе, не столько положеніе молящагося, сколько настроеніе сердца молитвенное.

Когда бы мы съ надлежащимъ благоговѣніемъ приступали къ молитвѣ, помня, что съ Богомъ имѣемъ въ ней бесѣдовать, то узнали бы, еще прежде полученія просимаго, сколь великую пользу получаемъ отъ самой молитвы, яко молитвы. Человѣкъ научившійся бесѣдовать съ Богомъ въ молитвѣ, какъ должно бесѣдовать бесѣдующему съ Богомъ, будетъ наконецъ какъ Ангелъ: душа его отрѣшается при семъ отъ узъ тѣла, такъ помыслъ его бываетъ высоковосходенъ, такъ переносится на небеса, такъ не внимаетъ ничему житейскому, такъ становится предъ самымъ престоломъ царскимъ, хотя бы былъ бѣденъ, хотя бы слуга, хотя бы простецъ и неученый.

Ничто такъ не прилѣпляетъ къ Богу и не соединяетъ съ Нимъ, какъ слезы.

Если же, Его оставя, будешь всюду блуждать и кружиться умомъ, то отойдешь съ пустыми руками.

Не будемъ ограничивать молитву свою положеніемъ тѣла, но паче будемъ возсылать ее изъ горящаго сердца, со всякою тихостію, сокрушеніемъ умиленнымъ и слезами.

Изъ глубины сердца возводи гласъ, держа молитву свою сокровенною.

Не человѣкамъ молишься, но Богу, всюду сущему, прежде взыванія твоего слышащему, и тайны сердца твоего ведущему. Поелику самъ Онъ невидимъ, то хочетъ, чтобъ такова же была и молитва твоя.

Человеку безъ содействія Духа Святаго невозможно, какъ следуетъ, вести божественную беседу; почему прежде всего надо молиться, да благодать Его будетъ присущею намъ и наитствуетъ нашъ молитвенный трудъ, когда входимъ въ церковь или дома въ клеть свою, чтобъ преклонить колена и вознести къ Богу наши молитвы и моленія.
Намъ приступая къ Богу въ молитвахъ надлежитъ творить сіе со страхомъ и радостію: со страхомъ, боясь какъ бы не оказаться намъ недостойными молитвы; радости же исполненными при семъ надлежитъ намъ быть по причине величія чести, что нашъ смертный родъ удостоенъ такого и толикаго благоволенія Божія, что ему дано часто беседовать съ Богомъ, въ силу чего мы перестаемъ быть смертными и привременными;—по естеству мы смертны, чрезъ беседу же къ Богу переходимъ къ жизни безсмертной.

Нельзя темъ, которые къ Богу приступаютъ въ молитве и съ Нимъ беседуютъ, иметь смертныя души: ибо смерть души есть нечестіе и беззаконная жизнь; следовательно наоборотъ жизнь души есть служеніе Богу и житіе съ темъ сообразное: жизнь же преподобную и съ служеніемъ Богу сообразную уготовляетъ и дивно сокровиществуетъ  въ душахъ нашихъ молитва.

Сердце святыхъ, чрезъ претерпѣніе ими прискорбностей за дѣло Божіе, пріобрѣтаетъ дерзновеніе взирать на Бога непокровеннымъ лицемъ, и просить Его съ упованіемъ. Велика сила дерзновенной молитвы. Потому попускаетъ Богъ, чтобы святые Его искушаемы были всякою печалію и также опытно изведывали помощь Его и то, сколько промышляетъ о нихъ Богъ, потому что въ слѣдствіе искушеній пріобрѣтаютъ мудрость.

 

Что можно, а что нельзя назвать молитвой

 

Если желаешь молиться, то тебе нужен Бог, дарующий молитву молящемуся.

Блажен ум, который во время молитвы стяжал совершенную свободу от материальных образов.
Блажен ум, который, предаваясь молитве без развлечения, всегда приобретает все большую любовь к Богу.
Блажен ум, который во время молитвы становится нематериальным и отрешенным от всего вещественного.
Блажен ум, который во время молитвы стяжал совершенное нечувствие.

О молитве, братие, многое нам и великой важности слово, и, поистине сказать, она есть от Бога преподанное нам дело, глава всякого другого.

Самую же молитву внушила болѣзненная скорбь сердца.

Всѣ мы молимся, но не всѣ предъ Господомъ. Ибо, если, когда тѣло простерто на землѣ и въ устахъ журчитъ молитва, умъ носится то по дому, то по торжищу; какъ можетъ потомъ сказать таковый, что онъ молился предъ Господомъ?

Предъ Господомъ молится тотъ, кто отвсюду собираетъ душу свою, и, разобщившись съ землею, весь преселяется на небеса и всякій человѣческій помыслъ извергаетъ изъ души.

0 св. Аннѣ пишется, что во время молитвы уста ея двигались, а словъ не было слышно. Это и есть настоящая молитва, когда вопли возносятся извнутрь, когда молитва выражается не тономъ голоса, но устремленіемъ ума.

Хотя и внѣ церкви находишься, взывай и говори: помилуй мя! не губами только шевеля, но изъ сердца вопія. Ибо Богъ слышитъ и молча вопіющихъ къ Нему. Не мѣсто требуется, но благонастроенное сердце.

Не будемъ прикрываться предлогами, говоря, что нѣтъ вблизи молитвеннаго дома. Насъ самихъ благодать св. Духа благоволитъ содѣвать храмами Божіими, если будемъ трезвенствовать, такъ что намъ повсюду есть полное удобство молиться.

Гдѣ бы ты ни былъ, можешь воздвигнуть алтарь, показавъ только трезвенствующее расположеніе; мѣсто не мѣшаетъ, не мѣшаетъ и время; и хоть колѣнъ не преклонишь, хоть въ грудь не будешь ударять, ни рукъ къ небу простирать, а только покажешь теплоту чувства къ Богу,—ты совершилъ, какъ слѣдуетъ, дѣло молитвы.

Богъ не стыдится мѣста; одного ищетъ,—теплаго сердца и души цѣломудренной.—Итакъ убѣждаю васъ, и въ церковь чаще ходите, и дома молитесь; когда способно, колѣна преклоняйте, и руки воздѣвайте; а когда случится быть посреди многихъ другихъ, то изъ-за этого не оставляйте молитвы.

Есть же молитва то, что с Богом быть, всегда сосущим Богу быть, иметь, как говорит Давид, душу, прилепленную к Нему и нерасторжимую с Ним и ум неотторжимым от Него. Прильпе душа моя по Тебе, говорит он (Пс. 62, 9); ещё: возжада Тебе, душа моя (Пс. 62, 2); ещё: имже образом желает елень на источники водныя: сице желает душа моя к Тебе, Боже (Пс. 41, 2); ещё: возлюблю Тя, Господи, крепосте моя: Господь утверждение мое и прибежище мое (Пс. 17, 2); ещё: душа моя в руку Твоею выну (Пс. 118, 109), вместо: с Тобою выну. Сего ради и благословлю Господа, говорит, на всякое время, выну хвала Его во устех моих (Пс. 33, 2).

Речь к Богу не языком произносится, а чувствами сердца. Если будет так – это и будет истинная молитва.

Когда къ людямъ предлежитъ обращаться съ какою просьбою, надо всячески приспособляться и ко времени, и къ месту, и къ лицу, и речь обдуманно вести; когда же къ Богу приступаемъ, ничего такого не требуется. Взывай только отъ сердца, а не устами одними шевели,—и все тутъ.

Для достижения последнего совершенства в молитве надлежит утвердиться в неотходном памятовании о Боге.
Чаще надлежитъ поминать въ молитве имя Божiе, чемъ вдыхать воздухъ.

Не въ словахъ заключая молитву; но чрезъ все теченіе жизни приближаясь къ Богу, чтобы жизнь твоя была непрерывною и непрестанною молитвою.

Тот успешно свершает молитву, кто всю первую мысль свою плодоносит Богу.

Но надобно не въ словахъ однихъ поставлять молитву, а паче въ душевномъ расположеніи молитвенномъ.

Не забудьте, что сила молитвы – дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно. Не слова нужны Господу, а сердце.

Богъ слышащій не только то, что изъ устъ исходитъ, но ведающій и то, что есть въ сердце.

Молитва скороуслышная есть та, которая изъ благаго сердца исходитъ, а не однимъ сильнымъ гласомъ произносится.

Дети подходят к отцу или матери и, ничего не говоря, только увиваются около них оттого, что им сладко быть при них. Так себя имейте, чтобы в простом сердце всегда увиваться около Господа.

Всячески надо избегать формальности и механизма в молитве.

Когда, предстоя в молитве, ты окажешься превыше всякой другой радости, тогда действительно обретешь, наконец, молитву.

Ибо стоять добре не что другое означаетъ, какъ стоять такъ, какъ подобаетъ стоять человеку предъ лицемъ Бога,—со страхомъ и трепетомъ, съ трезвенною и бодренною душею.

Молитва есть великое оружіе, сокровище неоскудевающее, богатство никогда неиждиваемое, пристанище неволненное, невозмутимое отишье, — и безчисленныхъ благъ корень и источникъ и матерь есть молитва: она могущественнее самой царской власти.—Молитву же я разумею, не кое-какую, не нерадивую и разсеянную, но пламенную и притрудную, исходящую изъ души болезнующей и ума глубокособраннаго. Такая только молитва небовосходна.

Святую мысль о Боге, постояннымъ и чистымъ памятованіемъ напечатленную въ душахъ нашихъ, всюду носить съ собою, какъ неизгладимую печать. Ибо такимъ образомъ пріобретается нами любовь къ Богу, которая и возбуждаетъ къ исполненію заповедей Господнихъ.

Чувством молитвы является глубокое раздумие, сопровождающееся благоволением, сокрушением и мукой душевной при исповедании прегрешений с беззвучными стенаниями.

Когда ум твой, возжигаемый пылкой любовью к Богу, постепенно отрешается от плоти и отвращается от всех мыслей, исходящих от чувства, памяти и темперамента, и в то же время становится преисполненным благоговения и радости, тогда считай, что ты приблизился к пределам молитвы.

Ты не сможешь чисто молиться, если поглощен материальными вещами и взбудоражен постоянными заботами. Ибо молитва есть отрешение ума от всяких помыслов.

Когда кажется тебе, что если ты молишься, то не нуждаешься в плаче о грехах, сразу обращай внимание на то, сколь далек ты от Бога.
Богу сердце нужно, а коль скоро оно благоговейно стоит пред Ним, то и довольно.

Сие-то самое — иметь Христа, носить Его в сердце и уме, непрестанно о Нём помнить и помышлять, и гореть к Нему любовию, как Серафимы, зреть Его всегда, как Херувимы, и в сердце своём иметь Его упокоевающимся — есть дело молитвы.

Почему для рабов Христовых преимущественным пред всеми другими делом есть и должна быть молитва; все другие служения стоят на второй степени.

 

Кафедральный собор Святых Новомучеников и Исповедников Российских и Святителя Николая в г. Мюнхене

Русская Православная Церковь Заграницей



@copyright 2008-2022, Kathedrale der Hll. Neumärtyrer und Bekenner Rußlands in München